Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Lisboa (опыт зарубежного фестиваля питерского форрозейро)

Оригинал взят у salm0 в Lisboa
Когда вырываешься из привычного окружения и попадаешь в тишину и пустоту чужой квартиры, эта тишина начинает просачиваться внутрь головы, заглушая привычный шумовой мусор - бессвязные обрывки непрошенных мыслей, отзвуки звучащих мелодий, воспоминания и планы. И чтобы найти в этой пустоте хоть какую-то опору, приходится прикладывать сознательное услилие к думанью. И то неплохо - можно придумать что-нибудь путное.

Например придумать написать что-нибудь про Лиссабон - чтобы потом, когда ощущения окончательно выветрятся из памяти и останутся только визуальные образы - красивые, но бесполезные, как безыскусные фотографии, прочитать и попробовать вновь ощутить, как это было.

А было это очень хорошо. И правильно. И вообще все как надо - и танцы, и прогулки, и портвейн на набережной, и океан, и компания, и ее отсутствие. И все это приправленное португальской беззаботностью, спокойствием, отсутствием поводов для беспокойства. Опаздываю на занятия? Да не вопрос, пропущу разминку. Кончаются деньги? Да ладно, займу у кого-нибудь. Даже вопрос с жильем решался как-то без напряга - по сути первый случайно подвернувшийся вариант оказался весьма удачным. Видимо как все пошло со спонтанной покупки билетов и дальше устраивалось само, от меня требовалось только одно - не мешать этому происходить. Правда, в какой-то момент я расслабился слишком сильно - до такой степени, что один день занятий полностью прогулял, а на вечеринках не занимался отловом классных партнерш, а танцевал с теми, кто оказывался рядом.

В частности - но не только - поэтому было очень много танцев с русскими девушками. И они были немного другими, не такими, как обычно. И вот примерно тут я подобрался к тому, о чем хотел написать. Эти танцы получились лучше, чем обычно - даже несмотря на то, что несколько раз партнерша чудом избегала столкновения с чужой спиной или рукой (а несколько раз не избегала). Глубокий самоанализ длительностью в несколько минут предполагает примерно следующее: во-первых, у меня получилось расслабиться и не тащить за собой в танцы кучу багажа - работу, персональные проблемы и комплексы, тревоги и планы, ожидания и опасения. Все это осталось даже не в аэропорту, а где-то в районе забытой зубной щетки. А во-вторых, было чувство какой-то полноты, уверености, самодостаточности. Не было желания кому-то что-то доказывать - даже себе или партнерше. Понятно, что не все танцы были такими, но многие. И оставалась в таком танце чистая радость от процесса, только трое - партнер, партнерша и музыка, только ритм, база и контакт.

Пишу и понимаю, что разложить по полочкам это более-менее получилось, а вот передать ощущение - вряд ли. Так что при перечитывании придется довольствоваться смутными ощущениями. Лучше чем ничего, но как же это мало. Нужен срочно еще фестиваль - и, подозреваю, чем дальше, тем чаще будет требоваться доза.

Еще одна попытка, с другого бока:

Начинается новая песня, и ты понимаешь, что сидеть больше нельзя. Футболку - уже третью за вечер - выжимать уже бесполезно, напульсник-полотенце - тем более. Но ноги уже сами начинали шагать и спорить с ними бесполезно. Через пару секунд посторонние мысли вылетают из головы, ноги танцуют сквозь зал, глаза шарят вокруг в поисках партнерши. И находят ее в толпе - тело еле заметно дрожит в такт музыке, дыхание все еще сбито после предыдущей песни, но в глазах, устремленных прямо на тебя - нетерпение. Непонятно, кто кого в итоге приглашает, это и не важно. Как только начинается танец - с первым шагом навстречу друг другу, еще до соприкосновения рук и тел - все лишнее остается за кадром. Глаза в глаза, шаги и дыхание в одном ритме, нет прошлого, нет будущего, есть два человека, которые проживут ровно один танец и закончатся. Им на смену придут другие, такие же недолговечные. Но вместе эти двое создают нечто больше, чем по отдельности - как сплав двух металлов может быть крепче каждого из них, так и эти два человека сплавляются вместе в огне танца, превращаются во что-то другое - что-то наполненное бОльшим смыслом. Медленно и близко, соприкасаясь всем, чем можно и иногда - чем нельзя (сердцами, душами, мыслями), путая волосы и смешивая пот, или быстро и далеко, девушка кружится, летает вокруг партнера, опъяненного музыкой. Нежность, страсть, игра, радость - это все, что есть между ними, вокруг них, внутри них в этот момент. И так будет вечно - все эти бесконечно долгие три минуты.

Затихает последний аккорд, забумба глухо бухнула напоследок, кончилась легкомысленная трель треугольника. Руки девушки чуть крепче сжимают шею - универсальное "спасибо", понятное каждому. А ты стоишь, сжимаешь ее в объятиях и пока не до конца понимаешь, что все кончилось. Но когда кончается что-то одно, начинается что-то другое.

Дальше может быть разное - еще один танец, новая история с новыми персонажами, с другим сюжетом, даже если ты не отпустил ту, с которой танцевал, и по ее рукам понял, что сделал правильно.

Или прокуренная подворотня, воздух которой все же свежее, чем внутри, согретый дыханием сотен танцующих, ненавязчивый треп, потом даже не вспомнить на каком языке, девушка в объятиях - та с которой танцевал или та, с которой еще потанцуешь, или просто та, которая здесь во всем этом вместе с тобой - и уже поэтому близкая, понятная, любимая.

Или песок под ногами, с одной стороны - плеск волн, с другой звучит новая песня, идет новая жизнь, в одной руке - стакан с зеленым вином, в другой - весь мир, правда без коньков, но сейчас они и без надобности, и вообще обувь не нужна, босиком танцуется лучше всего.

Или белые шарики с лампочками внутри внезапно взлетают вверх и образуют новое созвездие, и все португальцы, французы, немцы, бразильцы, русские - все вокруг как один замерли, очарованные, забывшие о танцах - на целую минуту. Или даже две.

Или разочарованный стон толпы, когда главный в кепке говорит, что вечеринка окончена, мелькание огней за окнами машины - лиссабонских огней под темным португальским небом, в котором как будто отражается океан, гудение ног, которые вдруг поняли, что вроде как уже утро, а завтра - сегодня - снова танцевать.

Или дорога домой над облаками, под звездами, когда нужно или спать, или пить - или и то, и другое одновременно - просто чтобы не присутствовать при том, как ты меняешься обратно, снова надеваешь костюм серых будней, привычная и уютная маска, под которой настолько сложнее дышать, как родная ложится на лицо, проникает под кожу, прирастает так же крепко, как раньше.

И уже нельзя забыть о себе, обнимать каждую девушку, как единственную, какждый танец, каждый вдох - как первый.
И память об этом городе, о пляже, обо всех девушках, имена которых ты не спросил, или забыл, или уже знал давным-давно, но тут выучил новое их звучание.
И сладость портвейна, купленного в аэропорту кажется неперносимой горчеью - как последний вдох всей этой жизни, которую ты оставляешь здесь - ненадолго, до следующего фестиваля - по ощущениям, навечно.
И слабая, но твердая уверенность в том, что что-то изменилось. Немного. Необратимо.